Частный репетитор по английскому языку в Москве

Звоните +7-915-206-28-86 (с 10:00 до 20:35)

Внимание: если Narod прикажет долго жить, переходите на мой дублирующий сайт по адресу best-repetitor.jimdo.com

из Оскара Уайльда


Taedium Vitae


To stab my youth with desperate knives, to wear

This paltry age's gaudy livery,

To let each base hand filch my treasury,

To mesh my soul within a woman's hair,

And be mere Fortune's lackeyed groom, - I swear

I love it not! these things are less to me

Than the thin foam that frets upon the sea,

Less than the thistledown of summer air

Which hath no seed: better to stand aloof

Far from these slanderous fools who mock my life

Knowing me not, better the lowliest roof

Fit for the meanest hind to sojourn in,

Than to go back to that hoarse cave of strife

Where my white soul first kissed the mouth of sin.



Отвращение к жизни


Пронзить в безумстве молодость ножом,

Носить столетья мерзкого наряд,

Позволить подлецам украсть мой клад,

Запутаться душой среди сетей

И быть Судьбы услужливым пажом –

Клянусь, не в силах! Это для меня

Подобно пене на исходе дня

Или пыли, что носит суховей

По мёртвым землям. Лучше отступить

От тех шутов, готовых осмеять,

Меня не зная. Лучше тихо жить

В лачуге, что и нищий позабыл,

Чем вновь под своды хриплые вступать,

Где белый дух мой в первый раз грешил.





THIS mighty empire hath but feet of clay:

Of all its ancient chivalry and might

Our little island is forsaken quite:

Some enemy hath stolen its crown of bay,

And from its hills that voice hath passed away

Which spake of Freedom: O come out of it,

Come out of it, my Soul, thou art not fit

For this vile traffic-house, where day by day

Wisdom and reverence are sold at mart,

And the rude people rage with ignorant cries

Against an heritage of centuries.

It mars my calm: wherefore in dreams of Art

And loftiest culture I would stand apart,

Neither for God, nor for his enemies.





Имперьи мощь – лишь глиняный колосс;

Дух рыцарства безвременно истлел,

И островок совсем наш опустел:

Меч над короной дерзкий враг занес,

А ветер голос на холмы унес,

Что звал к Свободе. Так стремись и ты,

Отпрянь, душа, в величье чистоты,

Оставь обитель подлых, где без слез

И мудрость, и почтенье продают,

Где под удары злого молотка

Уходит всё, что берегли века.

Я не могу, в мечтах найдя приют,

Решить, за правду чью стоять мне тут:

За божий свет иль мрак его врага.



Silentium Amoris


AS oftentimes the too resplendent sun

Hurries the pallid and reluctant moon

Back to her sombre cave, ere she hath won

A single ballad from the nightingale,

So doth thy Beauty make my lips to fail,

And all my sweetest singing out of tune.


And as at dawn across the level mead

On wings impetuous some wind will come,

And with its too harsh kisses break the reed

Which was its only instrument of song,

So my too stormy passions work me wrong,

And for excess of Love my Love is dumb.


But surely unto Thee mine eyes did show

Why I am silent, and my lute unstrung;

Else it were better we should part, and go,

Thou to some lips of sweeter melody,

And I to nurse the barren memory

Of unkissed kisses, and songs never sung.



Молчание любви


Как часто солнца беспощадный свет

Упрямо гонит бледную луну

В пещерный мрак, чтоб позже та в ответ

Оборвала балладу соловья,

Так Красота меня слепит твоя,

И рвет смычок взволнованно струну.


И как, зари прихода выждав миг,

Примчится ветер на тугих крылах,

Ломая дуновением тростник,

Хоть песнь лишь в нем одном его жила,

Так замирают страстные слова

Немым вопросом на моих устах.


Но вряд ли не открыл тебе мой взгляд

Всех чувств, когда смычок оцепенел;

Пускай нас лучше годы разлучат,

И ты пойдешь дорогой Красоты,

А я, лелея тщетные мечты

О прошлом и о песнях, что не спел.



The Grave Of Shelley 


LIKE burnt-out torches by a sick man's bed

Gaunt cypress-trees stand round the sun-bleached stone;

Here doth the little night-owl make her throne,

And the slight lizard show his jewelled head.

And, where the chaliced poppies flame to red,

In the still chamber of yon pyramid

Surely some Old-World Sphinx lurks darkly hid,

Grim warder of this pleasaunce of the dead.


Ah! sweet indeed to rest within the womb

Of Earth, great mother of eternal sleep,

But sweeter far for thee a restless tomb

In the blue cavern of an echoing deep,

Or where the tall ships founder in the gloom

Against the rocks of some wave-shattered steep.



Могила Шелли


Как факелы, что вкруг больных чадят,

Деревья бледный камень обступили;

Здесь совы, слуги ночи, гнезда свили,

И змеи блеск сапфировый искрят.

Где пламя мрака дарит аромат,

В безмолвных залах древних пирамид

Таится Сфинкс: загадочно хранит

Он тайну тех, кто умерли и спят.


О благодать сойти во чрев Земли

И обрести без страха вечность сна!

Но предпочел ты смерть искать вдали.

Могилой шумной стала глубина,

Что гулким эхом манит корабли,

Которые о скалы бьёт волна.


Создать бесплатный сайт с uCoz